June 23rd, 2012

О поездке в Воронеж и наблюдениях за военными и их женами

У папы есть старший брат, дядя Рома. Он полковник, живет в Воронеже, и в минувшие выходные отмечал свое 50-летие, а мы всей семьей ездили туда, благо это недалеко, и принимали участие в торжествах.

Запомнилось мне сие событие двумя моментами. Во-первых, я капитально набралась. Не подумайте чего плохого, не безобразничила, ни блевала, но помню - вроде бы все, а вроде бы и как-то пунктирно. Мне, например, папа прочувственно говорил, что я произнесла самый яркий тост в честь дяди Ромы, такой, что он аж прослезился. Ну, сей факт не удивителен, за два года переговорной работы я столь натренировала свой речевой аппарат. что выдать могу тираду любой степени сложности, а при желании и пафосности - но... я, убейте, не помню, что же я такое сказала дяде Роме, а спрашивать у папы неудобно. Еще ко мне активно клеился какой-то пылкий вьюнош - а вот подробности сего действа, да и вообще, кто таков был этот персонаж - не помню. Опять же, чего плохого не подумайте, не помню я только мелких подробностей, а по-крупному ничего не было, я себя все ж блюду.

А кроме того, меня поразило общество военных и их жен, которых они зовут почему-то "супругами": "Вот, познакомьтесь - моя супруга!" Начиная с самого юбиляра, и кончая каким-нибудь капитаном или майором - все ж там больше были полковники-подполковники - но у всех жены абсолютно однотипны. Как из советского журнала "Работница" 70-х годов. С такими же прическами и в такой же одежде. И еще, выглядят они всегда на звание выше своих мужей - если муж полковник, то жена непременно генерал, и так далее по субординации. То есть, эти бравые и, вероятно, крутые в своем деле дядьки, все как один производят впечатление сугубых подкаблучников.

Я просто впервые побывала в таком обществе, и вот таков мой - хотела сказать "незамутненный", но это не сочетается с первой частью моего мини-рассказа - но все ж, непредвзятый взгляд.

Течет река воспоминаний из радости прошедших дней

Иногда тянет меня поразбирать старые фотографии и повспоминать о событиях, с ними связанных.
Вот эти фотографии сделаны ровно 13 лет назад, едва ли не день в день.
Видите, какая грустная девочка?





А отчего, спрашивается, девочка столь грустна? Предысторию этой грусти я описала почти год назад вот здесь. Кратко - я организовала и почти осуществила побег в Москву на пригородных поездах и электричках, еще с одной девочкой и одним мальчиком. Но нас задержали милиционеры на подъезде к Курску, а потом вручили подъехавшим родителям. Мои родители и без того, мягко говоря, не поощряли мою тогдашнюю тягу к экстравагантным выходкам, но тут уж я совсем, по их мнению, перешла грань. Поэтому меня сначала примерно наказали ремнем, от души, так, что я несколько дней не то чтобы категорически не могла сидеть, но испытывала при сидении и даже при ходьбе немалый дискомфорт. А потом, на следующее же утро, меня отвезли до конца лета на дачу к бабушке и дедушке, как я ни умоляла родителей этого не делать. У меня были большие планы на лето, и все они были связаны с пребыванием в городе. И это меня подкосило реально, по-серьезному. О том, что меня будут пороть, я, конечно, догадывалась по предыдущему опыту, и все-таки была морально к этому готова, и, надо отметить, приняла довольно тяжелое наказание с максимально возможной сдержанностью, можно сказать, даже стоически, но вот такой подлянки, как ссылка в деревню, я никак не ожидала.

Дедушка и бабушка очень обрадовались моему приезду. Но мои родители, все еще не на шутку злясь на меня, строго-настрого велели деду с бабушкой не спускать с меня глаз, докладывать о каждом моем проступке или отклонении в поведении, а еще лучше - для профилактики периодически стегать крапивой, а уж более суровую расправу надо мной будут чинить они сами, по результатам того, что им будет доложено. Но я понимала, что это уже просто дешевые "пугалки". Дедушка и бабушка всегда очень нежно ко мне относились, прямо пылинки сдували, ни о каких доносах и, тем более, о крапиве, и речи идти не могло.

Это вот мой дедуля меня наснимал на радостях в первый же день моего пребывания.

Но потом все повернулось совсем по-иному, и в результате это лето оказалось, на тот момент, самым веселым в моей жизни. Дедушка тогда только-только отстроил себе на дальнем конце участка мастерскую и провел туда свет - и этот отдельно стоящий домик уступили мне на лето! Я сразу перезнакомилась со многими сверстниками, с некоторыми из дачных друзей той поры я до сих пор поддерживаю отношения. Естественно, никто за мной не следил и никому ничего не докладывал. Бабушка с дедом всегда ложились очень рано, и все вечера был в моем полном свободном распоряжении. Само собой, поскольку я была единственной обладательницей "отдельного жилья", вся компания базировалась у меня. Я тогда впервые влюбилась. Впервые целовалась. Впервые попробовала алкоголь, правда, он почему-то на меня не подействовал, по крайней мере в сравнении с другими. Много чего тогда было. И многое - впервые...

И вот - девочка уже не грустная:



Все прошедшие годы вспоминаю это лето с неизменной теплотой.