March 25th, 2019

Обнаженная натура в изобразительном искусстве разных стран. Часть 64.

Приступаем к рассмотрению третьей части похождений и проделок старейшины олимпийского пантеона — Зевса, он же Юпитер. Первая часть ретроспективы, посвященной Громовержцу, была посвящена случаю с Ледой, когда Зевс для её соблазнения предстал в виде лебедя, а во второй части была представлена довольно разнообразная подборка, где рассказывалось о семейной истории Зевса и о некоторых из его многочисленных любовных интриг, в частности, с Ио, Эгиной, Лето, Семелой. Надо отдать должное фантазии и своеобразному чувству юмора нашего героя. Для прельщения перечисленных, а также и многих других особ, он на какие только ухищрения не шёл! Будущую жену свою, Геру, Зевс, к примеру, соблазнил, прикинувшись попавшей под дождь кукушкой, чтобы девушка, стало быть, отогрела бедную птичку на своей девичьей груди. К Ио он являлся в виде облака, к дочери титанов Лето (Латоне) Зевс зачем-то подбивал клинья в образе перепела — видимо, «птичья» тема с тогдашними девушками неплохо срабатывала. И в эпизоде с Эгиной Зевс обернулся орлом, но только для того, чтобы умыкнуть девицу из-под надзора строгого папаши, речного царя.

Надо сказать, что в перечисленных случаях, кроме эпизода с Ледой, Зевс в конце концов, для окончательных действий по соблазнению, принимал свой облик (либо представлялся красивым юношей, как в случае с Семелой). Эксцесс с Ледой, безусловно, приоткрывает нам дверцу в мир гендерного плюрализма, столь модного ныне. А три прецедента, которые мы рассмотрим сегодня, позволят нам приобщиться к ещё более разнообразным предпочтениям Зевса в гендерном плане.

64. Ретроспектива: Проделки Зевса-III: Каллисто, Ганимед, Европа

История с Каллисто, честно говоря, какая-то мутноватая. Уж больно много там разночтений и нестыковок. Есть множество версий её исхода. Но начнём по порядку. Каллисто была нимфой, наперстницей богини охоты Артемиды, она же Диана. Здесь надо сделать небольшое отступление. Как мы знаем, греческие боги и мифологические персонажи в большинстве своём имели второе имя — в римском варианте. Зевс был ещё и Юпитером, Гера — Юноной, Деметра — Церерой, Афродита — Венерой... Художники, как правило, в наименованиях своих картин придерживались римских имён, что естественно — они, немалым числом, были итальянцами, ну а от них пошла традиция на всю Европу. Мы же будем соблюдать греческую традицию — во избежание путаницы, да и она нам культурно ближе.

Итак — Каллисто состояла в свите богини-охотницы Артемиды, а у той были жёсткие правила: хочешь быть при мне — оставайся девственницей. Никакие шуры-муры категорически не поощрялись. И всё бы ничего, да Зевс наш, проказник, обзирая свои угодья с небес, как-то увидел Каллисто, да и запал на неё всерьёз.
Николас Питерс Берхем (Nicolaes Pietersz Berchem, 1620 — 1683, Нидерланды)

Естественно, он быстренько навёл справки — кто такая, чем занимается — и, конечно, понял, что обычным путём к ней подваливать бесполезно, и с птичками тоже фокусы не прокатят. И тут наш Зевс, видимо, вспомнил, что в его ведении есть такой остров — Лесбос называется, и там, по слухам, поэтесса Сафо и другие дамы практикуют нетрадиционные виды межполовых отношений. «Им можно — а мне, верховному богу Олимпа — что, нельзя»?! У олимпийского владыки такие вещи просто делались — раз-два — и вот он уже в облике Артемиды! Ну, своей-то богине девушка, небось, в ласках-то не откажет?

Питер Пауль Рубенс (Peter Paul Rubens, 1577 – 1640, Фландрия – Нидерланды)

Вот, Зевс в виде Артемиды соблазняет Каллисто.

Collapse )

К оглавлению

Оглавление по рубрике «Ретроспектива»