December 9th, 2020

Обнаженная натура в изобразительном искусстве разных стран. Часть 148.

Закончив знакомство с континентальными странами Южной Америки посещением, прямо скажем, не самых значимых из них во всех отношениях — Парагвая и Эквадора, мы переместимся в совсем уж богом забытую обитель — Центральную Америку и Вест-Индию. В этом регионе есть множество стран, у ряда из которых даже и названия ассоциируются с мировой дырой — Гондурас, например, или Бермуды — у них там, говорят, вообще всё куда-то исчезает...

Но есть в Карибском бассейне одна страна — самая большая, между прочим, и по территории, и по населению — где во все исторически не столь давние времена происходили весьма интересные события. В первой половине ХХ века эта страна служила своего рода большим увеселительным заведением для более-менее состоятельных американцев — благо, Флоридский пролив, отделяющий её от одноимённого штата, имеет ширину всего 150 километров. А во второй половине ХХ века там произошли события, всколыхнувшие весь мир. Ну скажите — может ли еще какая-нибудь страна похвастаться тем, что именно из-за неё едва не разгорелась третья мировая война, причём реально мир был на волоске? И кто дал миру таких героев — пусть сомнительных и неоднозначных, как Фидель Кастро и Эрнесто Че Гевара? Последний, правда, был аргентинцем, но жизнь свою и посвятил этой стране, и в итоге положил именно за неё... И при этом та же самая страна остаётся родиной и ведущим производителем лучших в мире сигар, а также ещё и великолепного рома — не знаю, лучшего в мире, или всё же нет — но, однозначно, ценимого на всей планете.

148. Куба

Надо сказать, что кубинские революционеры, хоть и декларировали построение социализма, и ориентировались на Советский Союз, но их версия социализма была напрочь лишена советских суровости и угрюмости. Нравы кубинцев как были, так всегда и оставались весёлыми и бесшабашными, ничуть не изменившись со времён, когда страна была «увеселительным заведением». И революционные власти, будучи и сами не чужды свободе нравов, в частные дела не особо лезли, и ни в творчестве, ни в, скажем, религиозной свободе — в целом, в частной жизни — кубинцев особо никогда не ограничивали и не прессовали. И даже сейчас Куба считается островком архаичного социализма, и при этом её ставят на одну доску с Северной Кореей — но, конечно же, это сопоставление ошибочно. Ничего общего у Кубы с Северной Кореей нет и не было. Куба — она совсем-совсем другая.

А всё это я к чему написала — нас-то интересует здесь не история с геополитикой — а к тому, что кубинские художники не были никогда ограниченны идеологическими рамками и творили, даже и в самые жёсткие послереволюционные времена — по своему усмотрению. Поэтому их набралось на целый полновесный пост, да что там — даже и побольше, пришлось их урезать и фильтровать — на две публикации они всё же не тянули.

А теперь — смотрим! Сначала будут художники дореволюционного периода, потом — поновее и посовременнее. По старшинству, как принято.
Армандо Марибона (Armando Maribona, 1894 — 1964)
Обнаженная с вуалью


Мануэль Пачеко (Manuel Mesa Hermida Pacheco, 1895 — 1971)
Купальщица

Collapse )

К оглавлению