catrina_burana (catrina_burana) wrote,
catrina_burana
catrina_burana

Category:

Обнаженная натура в изобразительном искусстве разных стран. Часть 40.

Продолжим новую рубрику, которую я назвала «Ретроспектива». Рубрика эта была открыта одной из недавних публикаций, где читатель мог познакомиться с подборкой картин на тему «Сусанна и старцы». Это был апокрифический библейский сюжет, а сегодня мы рассмотрим сюжет канонический.

40. Ретроспектива: Лот и его дочери

Многим знакома библейская история о судьбе Содома и Гоморры и о спасшейся семье праведника Лота, но всё же надо конкретизировать некоторые детали, чтобы сюжет, нами рассматриваемый, стал до конца понятен.

Лот был любимым племянником праотца Авраама, который считается родоначальником всех евреев (и не только), а также духовным предком трёх авраамических религий: иудаизма, христианства и мусульманства, в каждой из которых он особо почитаем. Авраам имел прямые контакты с Богом, и однажды Бог его предупредил о своём намерении покарать город Содом, где жил Лот с семьёй, а также и соседние города Содомского пятиградия, так как жители этого региона погрязли в крайнем разврате. При этом, если бы там нашлось хотя бы 50 праведников, то Господь бы пощадил эти города. Авраам стал торговаться, последовательно снизив эту цифру до 10, и, видимо, на этом успокоился, надеясь, что уж десять-то праведников на пять городов как-нибудь отыщутся.

Бог послал в Содом с инспекцией двух ангелов, и те, приняв облик прекрасных юношей, явились в дом Лота и объяснили ему цель своего визита. Тем временем у дома Лота собралось практически всё мужское население Содома. Лот вышел к толпе — мол, что вам нужно, зачем пришли? Они ответили, что, дескать, мы видели, как к тебе два симпатичных паренька пришли — так вот, выдай их нам, и мы их познаем, а иначе тебе несдобровать. Лот отвечал — не могу, они ведь мои гости — а знаете что? — у меня есть две дочери, девицы — давайте, я их вам отдам, и вы отсюда уйдёте. Но общественность не приняла предложения Лота, требуя выдать именно юношей.

Сейчас прослеживается явная тенденция, особенно в иноязычных источниках, подменить понятие «содомский грех» отличным от общепринятого. Например, во французском языке слово «содомия» (в последние десятилетия) стало означать совокупление с домашними животными. А некоторые толкователи так прямо и пишут: грех содомлян состоял в том, что они плохо относились к благотворителям (какую-то девушку за ее доброту прямо аж сожгли), загрязняли окружающую среду и вообще, вероятно, обижали представителей меньшинств. За это их Господь и покарал. Но мы ведь не купимся на эти новомодные толкования, не так ли? Источник есть только один: книга Бытия. А там сказано, что ангелы явились в образе юношей, а не, прости господи, баранов или ишаков. И ничего про якобы сожжённую девушку-волонтёра не сказано. Так что мы будем придерживаться традиционной версии, вполне объясняющей, за какие конкретно грехи были уничтожены эти города.

События возле Лотова дома убедили ангелов в том, что расследование и поиск десяти праведников — дело лишнее, и так всё понятно. В качестве превентивной меры они ослепили всех собравшихся у дома, а Лоту сказали, мол, собирайся, бери семью, кто там у тебя? жена, дочери? женихи у дочерей есть? — бери и женихов, и сваливаем отсюда, потому что мы всё вот это сейчас спалим. Лот, воспользовавшись тем, что супостаты, осадившие его дом, ослепли, быстренько сбегал к женихам дочерей, но те ему не поверили — мол, что у вас, папаша, за фантазии такие, вина, небось, перебрали... Ну, как говорится, была бы честь предложена.

Почему-то принято считать, что небесным огнём были уничтожены только города Содом и Гоморра. Это не совсем так. Вместе с ними сгорели города Севоим и Адма. И только один город Содомского пятиградия не пострадал — Сигор, или Цоар. Не потому, что там нашёлся-таки десяток праведников, а по личной просьбе Лота, так как именно туда он собрался бежать с семьёй. Может быть, и впрямь в Сигоре нравы были не столь испорчены — кто ж теперь достоверно скажет.

Эпизод бегства семьи Лота из Содома известен, вероятно, практически всем — ангелы не велели им оборачиваться на горящие города, но жена Лота обернулась и превратилась в соляной столп. Этот момент очень важен, ведь если не случилось бы этого прискорбного происшествия, то и темы для сегодняшнего разговора у нас бы не было.

Этот драматичный момент изображён на картине, которая предваряет основную подборку.
Рафаэль Санти (Raphael, Raffaello Sanzio da Urbino, 1483 — 1520, Италия)
Бегство Лота из Содома. Фреска лоджии Рафаэля дворца понтифика в Ватикане.


Вот еще одна, более поздняя, гравюра на ту же тему.

Юлиус Шнорр фон Карольсфельд (Julius Schnorr von Carolsfeld, 1794 — 1872, Германия)

Как видим, девицы тащат целый тюк добра, с кувшинами и прочей утварью, и наверняка в мешок сложили семейные накопления — золото там, не знаю, или серебро — Лот-то был отнюдь не бедным человеком. Это важно для понимания последующих событий, где даже кувшины сыграют определенную роль.


Прибыв с дочерьми в Сигор, Лот понял, что оставаться в городке нельзя. Реально, опасно для жизни. Оно и понятно — в городе царила паника, там ведь прекрасно было видно, как горели соседние города, а Огнь Господень это вам не бытовой пожар! Да и нравы сигорских жителей вряд ли сильно отличались от содомско-гоморрских, так что шанс быть убитыми и ограбленными в создавшейся неразберихе у спасшейся семьи был весьма реален. Поэтому Лот принял решение: удалимся пока в близлежащие горы, там есть удобные пещеры, а потом видно будет. Так и поступили: нашли пещерку поприличнее и на скорую руку обустроили там свой быт. Наличие рядом уцелевшего Сигора, по всей видимости, выручало Лота и дочерей: где-то им же надо было покупать себе пропитание, а деньги у них стопудово были.

Некоторые толкователи трактуют последующие события примерно так: Лотовы дочери, мол, искренне полагали, что кроме них, никого на свете не осталось, всё сгорело, и все сгорели, и поэтому на них лежит ответственность за продолжение человеческого рода. Ну, конечно же, это не так. Сигор уцелел, они жили, видимо, совсем рядом, и, повторюсь, наверняка запасались там провизией. Народ там остался, и мужики были — но мы-то с вами уже знаем, каковы были предпочтения у этих мужиков. Вряд ли Сигор в этом плане отличался от Содома — ангелы ведь не спалили его лишь по просьбе Лота.

Так что получается, что девушки беспокоились о продолжении не человеческого, а именно своего рода. И их можно понять: их женихи сгорели в содомском огне, который всё продолжал полыхать на небосводе, а в единственном доступном городе шанс найти жениха равен нулю. «Папаша наш еще вполне в силе», — так, видимо, рассудили девчонки, — «и он наверняка способен продолжить наш род... а кто же может посодействовать этому благородному начинанию, как не мы?» Тем более, надо понимать, что в те времена понятия «инцест» не особо-то и существовало. Авраам, например, женился на своей единокровной сестре, а сестра Лота, Милка, вышла замуж за своего дядю — и ничего.

План девушек был таков: напоить папашу вином до бесчувствия — благо, кувшины взяли с собой, а вина можно купить в городе — самим, конечно, тоже для храбрости выпить, да и залечь с ним на ночь, сначала старшей, а потом повторить всё это с младшей сестрой. Ну, собственно, план свой они реализовали вполне себе успешно, обе забеременели, и в положенное время родили каждая по сыну. Одного назвали Моав, другого — Аммон. От них пошли моавитяне и аммонитяне. и, между прочим, столица Иордании совсем неспроста называется Амман (а все эти события происходили как раз где-то там поблизости)... но это всё-таки уже совсем другая история.

Начиная с позднего ренессанса, да даже с ренессанса высокого, когда «табу» на изображение обнаженного тела как-то само собой отпало, художники с радостью ухватились за сюжет «Лот и дочери». Пожалуй, на эту тему написано картин не меньше, чем про Сусанну и старцев, хотя в случае Сусанны это был гимн благочестию, а в случае дочерей Лота... история эта, конечно, при всех её рациональных толкованиях, всё равно выглядит несколько, скажем так, неоднозначной. Впрочем — судить не нам.

Картины будут упорядочены, как и всегда, по годам рождения художников, их написавших. Итак, приступим к просмотру.

Джакомо Пальма Старший, он же Пальма иль Веккьо (Palma il Vecchio, он же Jacopo Negretti, 1480 — 1528, Венеция)


Альбрехт Альтдорфер (Albrecht Altdorfer, около 1480 — 1538, Германия)

Здесь папа-Лот выглядит, в отличие от предыдущей картины, вполне вменяемым и осознающим свои действия...

Фрагмент картины

Ой, блин, ну и заварили же мы кашу...

Бонифацио Веронезе (Bonifacio Veronese, 1487 — 1553, Верона — Венеция)

Немного странная версия. Зачем нужны два амурчика, я еще могу понять, но почему один из них в маске?
И да, создаётся впечатление, что вторая дочь сидит с планшетом и постит происходящее в Инстаграм...


Лукас ван Лейден, он же Лука Лейденский, он же Лукас Хюйгенс (Lucas van Leyden, 1494 — 1533, Нидерланды)

А тут непонятно, что это там за народец на холме?

Георг Пенц (Georg Pencz, 1500 – 1550, Германия)

Ну да, именно такими, видимо, были тогда идеалы красоты...

Ян Массейс (Jan Massys, Matsys или Metsys, ок. 1509 — 1575, Фландрия — Нидерланды)

А здесь девицы вполне по-современному смотрятся, особенно та, что слева.

Андреа Мельдолла, он же Скьявоне (Andrea Meldolla, 1510 — 1563, Италия)


Франс Флорис (Frans Floris, правильнее Frans «Floris» de Vriendt, 1520 — 1570, Нидерланды)

Здесь не столько Лот выглядит пьяным, сколько вторая сестра. Заскучала, видать, да и не рассчитала, перебрала.
И здесь же мы видим фигуру Лотовой жены в виде соляного столпа, хотя по идее там её быть не должно. Но — символ же...


Еще одна версия от Франса Флориса

А здесь папаша Лот совсем еще не стар, молодцом выглядит. Хотя и очевидно подшофе.

И еще раз Франс Флорис!

Что интересно, именно у Флориса Сусанна изображена малосимпатичной страхолюдиной, а вот Лотовы дочери — вполне себе ничего.

Неизвестный художник XVI века, последователь Франса Флориса

Нравится эта картина, образы героев хорошо переданы. Девчонки участвуют в «вечеринке» без особого энтузиазма,
но и без брезгливости, знают на что и зачем идут. Отец, судя по всему, тоже всё прекрасно понимает.


Жак де Бакер (Jacob de Backer, 1555 – 1590, Фландрия — Нидерланды)

Опять видим соляной столп, который на самом деле возле Содома. Еще не раз на него полюбуемся.

Агостино Карраччи (Agostino Carracci, 1557 — 1602, Италия)


Хендрик Гольциус (Hendrick Goltzius, 1558 — 1617, Нидерланды)

Вся легенда напрочь летит... Но до чего ж хорош Гольциус!
И лисичка здесь. Прямо Ларсом нашим фон Триером повеяло...
А летит легенда потому, что вот эта компания, которая изображена — они все всё прекрасно понимают, при этом настроены позитивно, иронично, и не хрен, типа, дурака вам валять, дорогие потомки с вашими толкованиями. Всё мы делаем правильно и без всяких этих ваших рефлексий.


Адам ван Ноорт (Adam van Noort, 1562 — 1641, Фландрия)


Орацио Джентилески (Orazio Gentileschi Lomi, 1563 — 1639, Италия)



На двух картинах Джентилески изображен момент, по всей видимости, завершения «банкета».
Полагаю, что дочери Лота показывают одна другой зарево от горящих городов — мол, и всё
остальное тоже сгорит! И Сигор сгорит! Так что — всё правильно мы, сестрёнка, сделали!


Йозеф Хейнц Старший (Joseph Heintz der Altere, 1564 — 1609, Швейцария)


Абрахам Блумарт (Abraham Bloemaert, 1564 — 1651, Нидерланды)

Старый Лот, конечно же, был не столь пьян и всё понимал

Лазарус ван дер Борхт (Lazarus van der Borcht, 1565 – 1611, Фландрия)

Не забываем: в каждое время был свой идеал женской красоты

Иоахим Юттеваль (Joachim Wtewael или Uytewael, 1566 — 1638, Нидерланды)

Ну, Юттеваль всегда хорош, вне зависимости от сюжета.



Ян Брейгель Старший (Jan Bruegel, 1568 — 1625, Нидерланды)
Лот с дочерьми на фоне Содома и Гоморры


Ян Мюллер (Jan Harmensz Muller, 1571 — 1628, Нидерланды)


Питер Пауль Рубенс (Peter Paul Rubens, 1577 – 1640, Фландрия – Нидерланды)

Рубенсовский Лот совсем уж в невменяемом состоянии.

Джованни Баттиста Караччоло, он же Баттистелло (Battistello Caracciolo, 1578 — 1635, Италия)

Какая-то интересная композиционная задумка с коленками...

Филиппо Витале (Filippo Vitale, 1585 — 1650, Италия)


Массимо Станционе (Massimo Stanzione, 1585 – 1656, Италия)


На первой картине Станционе — начало процесса спаивания Лота, а на второй — вечеринка уже в самом разгаре.
Девицы вполне стройны и смотрятся, можно сказать, по-современному. Впрочем, у него и Сусанна похоже выглядела.




Симон Вуэ (Simon Vouet, 1590 — 1649, Франция)


Неизвестный художник XVII века, последователь Симона Вуэ


Гверчино, он же Джованни Франческо Барбьери (Giovanni Francesco Barbieri, 1591 — 1666, Италия)


Есть и ещё одна версия того же художника:


Артемизия Джентилески (Artemisia Gentileschi, 1593 – 1653, Италия)


Корнелис ван Пуленбург (Cornelis van Poelenburch, 1594 — 1667, Нидерланды)


Соляной столп на обеих картинах Пуленбурга — это, видимо, образ матери как упрек девушкам. То-то они на второй картине запаниковали...



Хендрик Блумарт (Hendrick Bloemaert, 1601 или 1602 – 1672, Нидерланды)


Франческо Фурини (Francesco Furini, 1603 — 1646, Италия)


Андреа Ваккаро (Andrea Vaccaro, 1604 — 1670, Италия)


Джироламо Форабоско (Girolamo Forabosco, 1605 — 1679, Италия)


Пьетро Либери, он же Либертино (Pietro Liberi, 1605 — 1687, Италия)


Пьетро Риччи (Pietro Ricci, 1606 — 1675, Италия)


Хендрик ван Сомер (Hendrick Van Somer, 1607 — 1655, Нидерданды)


Любен Божен (Lubin Baugin, 1610 или 1612 — 1663, Франция)


Якоб ван Лоо (Jacob van Loo, 1614 – 1670, Нидерланды)


Неизвестный художник XVII века, Нидерланды

У той, что справа — всё ли в порядке со здоровьем?

Бернардо Каваллино (Bernardo Cavallino, 1616 — 1656, Италия)

Эти — они какие-то не совсем, чтоб современные — скорее советские.

Герард Терборх (Gerard ter Borch, 1617 — 1681, Нидерланды)

И дочка, и папаша как-то совсем уж карикатурно выглядят...

Фламинио Торре (Flaminio Torre, 1620 — 1661, Италия)


Джованни Батиста Лангетти (Giovanni Battista Langetti, 1625 — 1676, Италия)


Федерико Сервелли (Federico Cervelli 1625 — ранее 1700, Италия)


Ян Стэн (Jan Havickszoon Steen, ок. 1626 — 1679, Нидерланды)

Лот здесь хорош! Да и дочки неплохи.

Пьетро Негри (Pietro Negri, 1628 — 1679, Италия)

Вторая дочка почему-то за кадром осталась

Лука Джордано (Luca Giordano, 1634 — 1705, Италия) — две картины




Грегорио де Феррари (Gregorio De Ferrari, 1647 — 1726, Италия)


Маркантонио Франческини (Marcantonio Franceschini, 1648 – 1729, Италия)


и ещё его же версия:


Антонио Беллуччи (Antonio Bellucci, 1654 – 1726, Италия)


Йоханн-Михаэль Роттмайр (Johann Michael Rottmayr, 1654 — 1730, Австрия)


Адриан ван дер Верфф (Adriaen van der Werff, 1659 — 1722, Нидерланды)


Паоло де Маттейс (Paolo De Matteis, 1662 — 1728, Италия)


Виллем ван Мирис (Willem van Mieris, 1662 – 1747, Нидерланды)


Франтишек Карел Ремб (Francisek Karel Remb, 1675 — 1718, Словения)


Жан-Франсуа де Труа (Jean-Francois de Troy, 1679 – 1752, Франция)

Тут все трое, похоже, совсем уже хороши!

Якопо Амигони (Jacopo Amigoni, 1682 – 1752, Италия)


Франс ван Мирис Младший (Frans van Mieris II, 1689 — 1763, Нидерланды)


Неизвестный художник, конец XVII — начало XVIII века, Россия

В отечественной версии Лот совсем уж дряхл, как же он с задачей-то справился...

Неизвестный художник XVIII века


Жан-Батист Грёз (Jean-Baptiste Greuze, 1725 — 1805, Франция)

Вот и у Грёза все ни-мамы-ни-тяти. Как же они детей-то зачали, а?

Луи-Жан-Франсуа Лагрене (Louis Jean Francois Lagrenee, 1725 – 1805, Франция)


Петер Йозеф Верхаген (Pieter Jozef Verhaghen, 1728 – 1811, Фландрия – Нидерланды)


И вторая версия Верхагена. Героини вполне узнаваемы.


Иоганн Готтгард фон Мюллер (Johann Gotthard von Müller, 1747 — 1830, Германия)

Тут, похоже, никто не комплексует, и все довольны.

Уильям Блейк (William Blake, 1757 — 1827, Великобритания)


Джузеппе Бернардино Бисон (Giuseppe Bernardino Bison, 1762 — 1844, Италия)


Самуэль Вудфорд (Samuel Woodforde, 1763 — 1817, Великобритания)


Франческо Айец (Francesco Hayez, 1791 – 1882, Италия)


Гюстав Курбе (Gustave Courbet 1819 — 1877, Франция)


Йозеф Ворличек (Josef Worlicek, 1824 — 1897, Чехия)


Доменико Морелли (Domenico Morelli, 1826 — 1901, Италия)


И на этом эпоха академизма в попытках изобразить Лота и его дочерей закончилась. Но сами попытки эти — вполне продолжились!

Константин Павлович Кузнецов (1863 — 1936, Россия — Франция)


Марк Захарович Шагал (1887 — 1985, Россия — Франция)


Исаак Гирше Грюневальд (Isaac Hirsche Grunewald, 1889 — 1946, Швеция)


Отто Дикс (Otto Dix, 1891 — 1969, Германия)


Ренато Гуттузо (Renato Guttuso, 1912 – 1987, Италия)


Тед Сет Джекобс (Ted Seth Jacobs, 1927, США)

У Джекобса, как и у Гуттузо, всё вообще-то вполне реалистично выглядит.

Давид Беккер (1940, Украина)


Татьяна Григорьевна Назаренко (1944, Россия)
Лот и дочери — диптих


Стефано Пулео (Stefano Puleo, 1950, Италия)
Дочери Лота

А в завершение сегодняшней антологии предлагаю вернуться в начало истории с Лотом и дочерьми: к инциденту с осадой Лотова дома в Содоме. Немецкий художник Михаэль Хуттер (Michael Hutter, 1963) написал эпическое полотно «Лот предлагает своих дочерей жителям Содома». Смотрим.



Крупно - фрагмент, где Лот, собственно, их и предлагает.


Вот, на этом и закончим.



К оглавлению

Оглавление по рубрике «Ретроспектива»
Tags: Лот и его дочери, живопись, ню, обнаженная натура, ретроспектива
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments