catrina_burana (catrina_burana) wrote,
catrina_burana
catrina_burana

Category:

Обнаженная натура в изобразительном искусстве разных стран. Часть 64.

Приступаем к рассмотрению третьей части похождений и проделок старейшины олимпийского пантеона — Зевса, он же Юпитер. Первая часть ретроспективы, посвященной Громовержцу, была посвящена случаю с Ледой, когда Зевс для её соблазнения предстал в виде лебедя, а во второй части была представлена довольно разнообразная подборка, где рассказывалось о семейной истории Зевса и о некоторых из его многочисленных любовных интриг, в частности, с Ио, Эгиной, Лето, Семелой. Надо отдать должное фантазии и своеобразному чувству юмора нашего героя. Для прельщения перечисленных, а также и многих других особ, он на какие только ухищрения не шёл! Будущую жену свою, Геру, Зевс, к примеру, соблазнил, прикинувшись попавшей под дождь кукушкой, чтобы девушка, стало быть, отогрела бедную птичку на своей девичьей груди. К Ио он являлся в виде облака, к дочери титанов Лето (Латоне) Зевс зачем-то подбивал клинья в образе перепела — видимо, «птичья» тема с тогдашними девушками неплохо срабатывала. И в эпизоде с Эгиной Зевс обернулся орлом, но только для того, чтобы умыкнуть девицу из-под надзора строгого папаши, речного царя.

Надо сказать, что в перечисленных случаях, кроме эпизода с Ледой, Зевс в конце концов, для окончательных действий по соблазнению, принимал свой облик (либо представлялся красивым юношей, как в случае с Семелой). Эксцесс с Ледой, безусловно, приоткрывает нам дверцу в мир гендерного плюрализма, столь модного ныне. А три прецедента, которые мы рассмотрим сегодня, позволят нам приобщиться к ещё более разнообразным предпочтениям Зевса в гендерном плане.

64. Ретроспектива: Проделки Зевса-III: Каллисто, Ганимед, Европа

История с Каллисто, честно говоря, какая-то мутноватая. Уж больно много там разночтений и нестыковок. Есть множество версий её исхода. Но начнём по порядку. Каллисто была нимфой, наперстницей богини охоты Артемиды, она же Диана. Здесь надо сделать небольшое отступление. Как мы знаем, греческие боги и мифологические персонажи в большинстве своём имели второе имя — в римском варианте. Зевс был ещё и Юпитером, Гера — Юноной, Деметра — Церерой, Афродита — Венерой... Художники, как правило, в наименованиях своих картин придерживались римских имён, что естественно — они, немалым числом, были итальянцами, ну а от них пошла традиция на всю Европу. Мы же будем соблюдать греческую традицию — во избежание путаницы, да и она нам культурно ближе.

Итак — Каллисто состояла в свите богини-охотницы Артемиды, а у той были жёсткие правила: хочешь быть при мне — оставайся девственницей. Никакие шуры-муры категорически не поощрялись. И всё бы ничего, да Зевс наш, проказник, обзирая свои угодья с небес, как-то увидел Каллисто, да и запал на неё всерьёз.
Николас Питерс Берхем (Nicolaes Pietersz Berchem, 1620 — 1683, Нидерланды)

Естественно, он быстренько навёл справки — кто такая, чем занимается — и, конечно, понял, что обычным путём к ней подваливать бесполезно, и с птичками тоже фокусы не прокатят. И тут наш Зевс, видимо, вспомнил, что в его ведении есть такой остров — Лесбос называется, и там, по слухам, поэтесса Сафо и другие дамы практикуют нетрадиционные виды межполовых отношений. «Им можно — а мне, верховному богу Олимпа — что, нельзя»?! У олимпийского владыки такие вещи просто делались — раз-два — и вот он уже в облике Артемиды! Ну, своей-то богине девушка, небось, в ласках-то не откажет?

Питер Пауль Рубенс (Peter Paul Rubens, 1577 – 1640, Фландрия – Нидерланды)

Вот, Зевс в виде Артемиды соблазняет Каллисто.


Картины, иллюстрирующие историю Зевса и Каллисто, делятся на две группы: первая — там где изображены непосредственно любовные ласки Зевса в образе Артемиды и Каллисто, вторая — где Артемида (Диана) разоблачает Каллисто, обнаруживая её беременность — сами понимаете, ничем иным такие игрища с Зевсом для бедной девушки закончиться не могли. Смотрим по порядку.

Геррит ван Хонтхорст (Gerrit van Honthorst, 1590 – 1656, Нидерланды)


Якопо Амигони (Jacopo Amigoni, 1675 — 1752, Италия)


Ещё Якопо Амигони...


... и ещё он же


Карел Филлипс Спиринкс (Karel Philips Spierincks, 1600 или 1609 – 1639, Нидерланды)


Федерико Сервелли (Federico Cervelli 1625 — ранее 1700, Италия)


Иоганн Генрих Тишбейн Старший (Johann Heinrich Tischbein, 1722 — 1789, Германия)


Николя-Рене Жоллен (Nicolas-Rene Jollain, 1732 – 1804, Франция)


Жан-Симон Бартелеми (Jean-Simon Berthelemy, 1743 – 1811, Франция)


Франсуа Буше (Francois Boucher, 1703 — 1770, Франция)две картины




Джузеппе Босси (итал. Giuseppe Bossi, 1777 — 1815, Италия)
Юпитер в облике Дианы, соблазняющий Каллисто

Я уже писала выше, что история Зевса и Каллисто полна противоречий и недосказанностей. Вот как, например, интерпретировать следующую картину, где Зевс охмуряет Каллисто вовсе не в облике Артемиды-Дианы, а в образе вполне себе маскулинном? И с собаками не очень ясно. Когда Зевс притворялся Артемидой, то собаки были уместны — они же спутницы богини охоты — а тут-то они зачем?

Цезарь Боэтиус ван Эвердинген (Caesar van Everdingen, 1616-17 — 1678, Нидерланды)
Юпитер и Каллисто

Но, как бы там ни было, бедная девушка забеременела. Как это случилось — тоже не такой простой вопрос. Она что, не знала, что у её патронессы... между ног... так сказать, всё несколько иначе устроено? Они же там сплошь ходили, в чём мать родила. Или не знала, у представителей какого пола это бывает? Много, очень много вопросов без ответов.

Ну, и в какой-то момент Артемида заметила, что у её подопечной как-то быстро округляется живот. На естественный вопрос — кто?! — последовал незамутнённый ответ: «так Вы же сами, о великая богиня!»

Тициан (Tiziano Vecellio, 1488-90 — 1576, Италия)


Доссо Досси (Dosso Dossi, он же Giovanni di Niccolo de Luteri, ок. 1490 — 1542, Италия)
Диана и Каллисто


Хендрик Гольциус (Hendrick Goltzius, 1558 — 1617, Нидерланды)
Диана обнаруживает беременность Каллисто


Адриан ван Сталбемт (Adriaen van Stalbemt, 1580 — 1662, Фландрия)
Диана и Каллисто

Здесь фламандец Сталбемт воспользовался приёмом, типичным для эпохи итальянского «кватроченто», то есть, XV века, плюс-минус. На картине изображено сразу три эпизода с одними и теми же героями. Причём, «читать» картину надо справа налево. Справа — первоначальное подозрение, в середине — оно растёт, да и Каллисто явно уходит от ответа, слева — сомнений у Дианы уже не остаёся...

Якоб ван Лоо (Jacob van Loo, 1614 – 1670, Нидерланды)


Эсташ Лесюэр (Eustache Lesueur, 1616 — 1655, Франция)
Диана обнаруживает беременность Каллисто


Йоханнес ван Хенсберген (Johannes van Haensbergen, 1642 — 1705, Нидерланды)


Гаэтано Гандольфи (Gaetano Gandolfi, 1734 — 1802, Италия)

На последней картине мы видим момент изгнания Каллисто из свиты Артемиды. Дальше, по некоторым сведениям, несчастная нимфа ушла в горы, где родила сына по имени Аркас или Аркад, а потом отдала его на воспитание отцу — царю Аркадии Ликаону. По другой версии, пастухи поймали беременную Каллисто в лесу и отвели её к Ликаону, где она родила сына, а потом папаша внука оставил, а дочку выгнал.

Похоже, что до зловредной ревнивицы Геры, Зевсовой супруги, дошли слухи об интрижке её мужа с Каллисто. И то ли сама Гера, то ли Артемида по Гериному наущению — короче, кто-то превратил бедную изгнанницу Каллисто в медведицу.

Зевс, в целом, был не чужд порядочности и навещал своего сына Аркаса, оставшегося на попечении Ликаона. При этом Зевс прикидывался простым смертным. Ликаон, отличавшийся хитростью и злонравностью, всё же что-то заподозрил и решил испытать гостя и угостил его пирожками с человеческим мясом. Расчёт был на то, что простой смертный съест человечину, а если испытуемый не прост, то есть, имеет божественную натуру, то он распознает подвох. Затея Ликаона, надо сказать, была глупой. Зевс, конечно же, всё понял и разнёс дворец Ликаона, поразил молнией его сыновей, а самого Ликаона превратил в волка.

Хендрик Гольциус (Hendrick Goltzius, 1558 — 1617, Нидерланды)
Зевс превращает Ликаона в волка

Что касается происхождения начинки для пирогов, то здесь сведения, дошедшие до нас, сильно разнятся. Одни говорят, что это был просто младенец, и поедание младенцев было у Ликаона делом обычным, другие говорят, что ради такого случая Ликаон пустил на начинку одного из своих сыновей или внуков, а некоторые утверждают, что начинка была приготовлена из сына Зевса Аркаса, в чём и состояла суть подлянки. Но по сведениям из большинства источников, Аркас всё же выжил после разгрома Зевсом резиденции Ликаона, возможно, Зевс его воскресил. Потом он даже основал на этом месте город Трапезунд (видимо, в честь трапезы Зевса), который сейчас известен как Трабзон, а впоследствии Аркас (Аркад) стал аркадским царём. И далее — Аркас был участником еще одного важного эпизода, связанного с судьбой его матери, Каллисто.

Однажды Аркас на охоте встретил медведицу. Ну, мы-то понимаем, что он не случайно её встретил — по всей видимости, на неё навела Аркаса Гера, которая всё никак не могла угомониться. Ясно, что это была Каллисто, мать Аркаса. Тот уже изготовился её убить, но тут вмешался Зевс и вознёс медведицу на небеса. Так появилось созвездие Большой Медведицы. Сам Аркас тоже потом оказался недалеко от матери — Зевс превратил его то ли в Малую Медведицу, то ли в Волопаса, то ли в звезду Арктур...

Хендрик Гольциус (Hendrick Goltzius, 1558 — 1617, Нидерланды)
Аркад готовится убить Каллисто

На этом завершим разбор случая с Каллисто и перейдём к следующей проделке Зевса. До этого мы рассматривали в качестве объектов вожделения Громовержца только женщин — да и то сказать — был наш герой большим женолюбом! Но — как говорится — не только лишь женщин и девиц вожделел Зевс. Да-да, это именно то, о чём вы сейчас подумали. Красивые юноши, случалось, тоже были объектом... скажем так, повышенного внимания верховного олимпийца. Достоверно доказан только прецедент с юношей Ганимедом, хотя, какие-то мутные слухи ходили и о других случаях — ну да мы не будем на них отвлекаться.

Итак — Ганимед. Сей отрок вроде бы как приходился сыном троянскому царю Тросу, а мать была из нимф, и звали её Каллироя. Есть и другие версии, но мы не будем распыляться. Юноша рос себе, рос — где-то около города Дардана (пролив Дарданеллы, современная Турция) — и вошёл в период позднего пубертата, будучи натуральным красавцем. И тут-то Ганимеда заприметил владыка Зевс, да и запал на него. Хотя, повторюсь, педерастических наклонностей раньше за Зевсом не наблюдалось. Но, видать, сластолюбцу наскучили дриады, океаниды, плеяды, земные женщины и даже богини-олимпийки — ну всё одно и то же, а разнообразие — где?!

Надо сказать, что связь мужчин с юношами в древней Элладе не то, чтоб поощрялась, а точно не осуждалась. Но столь брутальному и маскулинному Зевсу, вероятно, надо было перешагнуть через себя, чтобы овладеть пубертатным юношей. Мне так кажется. Зевс, например, мог рассуждать так: «Ну, ведь Аполлон-то у нас с мальчиками, говорят грешит... но — с другой стороны — он ведь и сам на бабу похож... Да, но и Ахилл, поговаривают, с Патроклом... а может врут? Ну, там, мудрецы всякие — со своими учениками, это уж точно, мне докладывали! Да, и еще мой еврейский коллега рассказывал, что у него в ведении есть несколько городов, где все как один этому делу предаются... вроде бы... Содома и... как её там, пёс, Горгона, кажется. Он, правда, подумывает их напрочь спалить, ну, да у них там свои заморочки. И вообще, в народе говорят — один раз  — не .... Эх, была не была!»

А может быть, совсем не так рассуждал Зевс, этого мы достоверно узнать теперь не можем — но факт остаётся фактом: Ганимеда он умыкнул и перенёс к себе на Олимп. Естественно, Зевс не мог отказать себе в удовольствии и не устроить розыгрыша с превращением — он утащил Ганимеда в облике орла. На Олимпе Ганимед был пристроен на весьма почётную должность виночерпия при Зевсе, за что получил бессмертие. Отца юноши, царя Троса, Зевс щедро вознаградил. А что касается его личных взаимоотношений с Ганимедом, здесь особых расхождений нет: молодой человек какое-то время делил с громовержцем ложе... Но не эти пикантные подробности вдохновили художников разных стран и веков, а только сам момент похищения Ганимеда. Смотрим.

Корреджо (Antonio Allegri Da Correggio, 1489 – 1534, Италия)


Джироламо ди Томмазо Селлари из Карпи (Girolamo da Carpi, 1501 — 1556, Италия)


Дамиано Мацца (Damiano Mazza, годы активности 1573–1590, Италия)


Питер Пауль Рубенс (Peter Paul Rubens, 1577 – 1640, Фландрия – Нидерланды)


И вот... нате!
Рембрандт Харменс ван Рейн (Rembrandt Harmenszoon Van Rijn, 1606 – 1669, Нидерланды)

Дело в том, что в XVII веке в Нидерландах власти и церковь осуждали пропаганду содомии в любой форме и даже намёк на неё. Вот Рембрандт, в качестве пародии, и нарисовал похищение Ганимеда, где оный изображён в виде обоссанного младенца, который никак не может вызвать эротических ассоциаций.

Николас ван Хельт Стокаде (Nicolaes van Helt Stockade, 1614 – 1669, Нидерланды)

И здесь — не юноша, а совсем ребёнок...

Шарль-Жозеф Натуар (Charles-Joseph Natoire, 1700 — 1777, Франция)


Жюльен де Парме (Julien de Parme, 1736 — 1799, Швейцария)


Гюстав Моро (Gustave Moreau, 1826 — 1898, Франция)

И только два немецких художника изобразили Зевса и Ганимеда, когда тот уже, живя на Олимпе, исполнял свои должностные обязанности виночерпия, ну... как мы знаем... и не только.

Антон Рафаэль Менгс (Anton Raphael Mengs, 1728 – 1779, Германия)


Вильгельм Бёттнер (Wilhelm Böttner, 1752 – 1805, Германия)

Что интересно, Гера в данном случае совсем не заревновала мужа и никаких козней его фавориту не строила, а иначе мы бы об этом непременно узнали. То ли не считала она виночерпия за соперника, то ли ей и в голову даже не могло придти, что её муж, прожжённый ловелас и поклонник дам и девиц — вдруг возьмёт и снизойдёт до вульгарной педерастии. Так что жизнь Ганимеда на Олимпе была позитивной и безоблачной, даже после того, как Зевс охладел к нему и отдался новым приключениям.

Хронологию проделок Зевса не то, чтобы трудно, а порою невозможно восстановить — ведь олимпийские обитатели жили совсем в другом масштабе времени, нежели тот, к которому привыкли мы с вами. Можно попытаться обозначить последовательность событий по генеалогии героев, но дело это заведомо тухлое, потому что на каждого персонажа вы найдёте несколько генеалогических древ, зачастую сильно противоречащих друг другу.

Про следующую историю можно сказать, что она произошла до печального случая с Семелой, рассказом о котором завершалась
предыдущая публикация. Семела приходилась дочерью основателю Фив Кадму, а тот, в свою очередь, был братом нашей следующей героини — Европы.

Европа же была дочерью финикийского царя Агенора. Молодая красавица часто ходила с подружками на морской берег недалеко от города Тир (современный Ливан), где девушки купались, загорали и предавались неге. Там то её и заприметил проказник Зевс и решил во что бы то ни стало овладеть Европой. Удовлетворить своё вожделение в присутствии подруг-свидетельниц было крайне затруднительным делом даже для такого искусного ловеласа, как Зевс, и поэтому он решил прибегнуть к своему излюбленному приёму — фокусу с превращением. Обратившись в белого быка (по другим сведениям — золотистой масти; некоторые художники изображают его чёрным), Зевс стал ластиться к Европе, подобно коту, чем завоевал симпатию её и девушек-подружек. Потом бык прилёг рядом с Европой, подставив спину, и у девушки возникло непреодолимое желание забраться на ласкового бычка.

А бычок с Европой на спине — как вскочит! да как побежит к морю! И поплыл, подобно дельфину, на глазах у изумлённых подруг. Похищение Европы состоялось, и этот эпизод дал пищу для творческих фантазий многим поколениям художников.

Царь Агенор очень сокрушался — ещё бы, какой-то бычара похитил единственную любимую дочь-красавицу! Снарядил он сыновей на поиски сестры, да те скитались-скитались, но всё без толку — не нашли... Один из братьев, Кадм, даже обратился к Дельфийскому оракулу, а тот ответил — мол, всё с ней в порядке, не ищи, всё равно не найдёшь.

А Зевс привёз Европу на остров Крит, где и дал волю своим чувствам. Говорят, он принял облик прекрасного юноши, причём не сразу, а только тогда, когда Европа согласилась принять его в образе быка... но мы, как говорится, свечку не держали и ничего определённого в этом плане утверждать не будем. Но факт есть факт: Европа родила на Крите трёх сыновей от Зевса, и звали их Минос, Радамант и Сарпедон. Потом Европа вышла замуж за бездетного критского царя Астериона, который воспитал её сыновей, а потом и передал им власть над островом.

Вот такая история. В отличие от эпизодов с Каллисто и Ганимедом, здесь почти нет никаких неоднозначностей и разночтений. Всё прозрачно и понятно. Остаётся только полюбоваться картинами, на которых художники разных эпох и стилей изобразили самый драматичный момент этой истории — похищение Европы. Смотрим. Хронология соблюдается.

Римская фреска (музей археологии в Неаполе)


Тициан (Tiziano Vecellio, 1488-90 — 1576, Италия)


Паоло Веронезе (Paolo Veronese, 1528 — 1588, Италия)


Мартин де Вос (Marten de Vos, 1532 — 1603, Фландрия — Нидерланды)


Гиллис Куанье (Gillis Coignet, 1542 — 1599, Фландрия — Нидерланды)


Хендрик де Клерк (Hendrick de Clerck, ок.1560 — 1630, Фландрия — Нидерланды)


Дик де Равестейн (Dirk de Quade van Ravesteyn, 1565 — 1619, Нидерланды)


Ян Брейгель Старший (Jan Brueghel I, 1568 — 1625, Фландрия)


Гвидо Рени (Guido Reni, 1575 — 1642, Италия)


Питер Пауль Рубенс (Peter Paul Rubens, 1577 — 1640, Фландрия — Нидерланды)две картины




Последователь Питера Пауля Рубенса (XVII век)


Джованни Ланфранко (Giovanni Lanfranco, 1582 — 1647, Италия)


Антонио Марциал Карраччи (Antonio Marziale Carracci, 1583 — 1618, Италия)


Симон Вуэ (Simon Vouet, 1590 — 1649, Франция)


Якоб Йорданс (Jacob Jordaens, 1593 — 1678, Фландрия — Нидерланды)


Корнелис Схют (Cornelis Schut, 1597 — 1655, Фландрия — Нидерланды)


Гвидо Каньяччи (Guido Cagnacci, 1601 — 1663, Италия)


Цезарь Боэтиус ван Эвердинген (Caesar van Everdingen, 1616-17 — 1678, Нидерланды)


Лука Джордано (Luca Giordano, 1634 — 1705, Италия)


Джованни Антонио Пеллегрини (Giovanni Antonio Pellegrini, 1675 — 1741, Италия)


Пьер-Жак Каз (Pierre-Jacques Cazes, 1676 — 1754, Франция)


Жан Франсуа Де Труа (Jean-Francois de Troy, 1679 — 1752, Франция)


Ноэль-Николя Куапель (Noёl-Nicolas Coypel, 1690 — 1734, Франция)


Франсуа Буше (Francois Boucher, 1703 — 1770, Франция)две картины




Жан-Батист-Мари Пьер (Jean-Baptiste-Marie Pierre, 1714 — 1789, Франция)


Иоганн Генрих Тишбейн Старший (Johann Heinrich Tischbein, 1722 — 1789, Германия)


Луи-Жан-Франсуа Лагрене (Louis Jean Francois Lagrenee, 1725 — 1805, Франция)


Франсиско Гойя (Francisco Jose de Goya y Lucientes, 1746 — 1828, Испания)


Луи Фредерик Шутценбергер (Louis Frederic Schuetzenberger, 1825 — 1903, Франция)


Гюстав Моро (Gustave Moreau, 1826 — 1898, Франция)две картины




Фердинанд Лееке (Ferdinand Leeke, 1859 — 1923, Германия)


Валентин Серов (1865 — 1911, Россия)


Феликс Валлоттон (Felix Vallotton, 1865 — 1925, Швейцария)


Александр Ротхауг (Alexander Rothaug, 1870 — 1946, Австрия)


Тавик Франтишек Шимон (Tavik Frantisek Simon, 1877 — 1942, Чехия)


Морис Барро (Maurice Barraud, 1889 — 1954, Швейцария)


Фернандо Ботеро (Fernando Botero, 1932, Колумбия)


Елена Флёрова (1943, Россия)


Александр Сигов (1955, Россия)


Геннадий Владимирович Шаройкин (1959, Россия)


Юрий Анатольевич Жабин (1959, Россия)


Николай Евгеньевич Бурдыкин (1960, Россия)


Олег Богомолов (1962, Россия)


Юрий Викторович Ковалев (1966, Россия)


Раушан Зинурович Губайдуллин (1963, Россия)


Сергей Анатольевич Берлов (1965, Россия)


Мария Викторовна Холмогорова (1973, Россия)


Елена Петрова (1974, Россия)


Алексей Головин (1977, Россия)


Анастасия Хохрякова (1980, Россия)


Алехандро Десинти (Alejandro DeCinti, 1973, Чили)целых четыре картины







Вот оно, собственно и всё. Картинами плодовитого чилийца Десинти я завершаю очередную главу о любовных похождениях Зевса-громовержца. Но — может быть, читатель устал от некоторого однообразия в изображении последнего сюжета? Тогда — вот вам бонус. И пусть эта картинка неведомого автора, мягко говоря, не обладает высокой художественной ценностью, но вдруг именно на ней изображён момент начала амурных отношений Зевса и Европы, на Крите — и через мгновение Зевс-бык превратится в прекрасного юношу, и всё у них будет пучком, и даже ревнивица-Гера их не достанет... Всё может быть.


На самом деле, досконально, конечно, никто не знает, как оно всё там было. Как говорил поэт, «дела давно минувших дней, преданья старины глубокой»...
Ну, вот теперь — точно всё. Но это ещё не завершение рассказа о проделках Зевса. Еще будет четвёртая, заключительная часть. Так что, далеко не уходите.


К оглавлению
Tags: Ганимед, Гера, Европа, Каллисто, живопись, ню, обнаженная натура, похождения Зевса, ретроспектива
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments