Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Из необъяснимого

В жизни многих людей случаются вещи, рациональное объяснение которым придумать трудно. Впервые я столкнулась с подобным в неполных 14 лет, летом 2002 года, когда мы с дедушкой и бабушкой гостили у дедушкиного младшего брата, дяди Олега, под Днепропетровском.

Дядя Олег намного младше моего деда - тому сейчас под 70, а его брату - 55. Соответственно, его дочка, Женька, хоть и приходится мне двоюродной тетей, лишь слегка меня постарше, меньше, чем на год. Живут они в небольшом поселке, в частном доме. За домом находится их сад, довольно большой. Сад заканчивается спуском к речке, которым можно воспользоваться только с их участка. Обойти - нельзя. Речка в этом месте образует заливчик, со всех сторон поросший кустарником, крапивой и колючками, так что и сбоку туда подойти нельзя. На другом берегу речки - лесок с обрывистым берегом, куда достаточно трудно попасть из поселка - надо далеко идти, чтобы по мосткам перейти речку, а потом еще пересечь овраг.

То есть, место на берегу заливчика было абсолютно уединенным, никто туда, кроме как с Женькиного двора, попасть не мог, и оно совершенно не просматривалось, разве что, с другого берега, но там никогда никого не бывало. Мы с Женькой часто сидели на бревнышке у берега, обсуждая свои девичьи тайны, купались там же по многу раз в день - как правило, "в костюмах Евы", чтобы не переодеваться и не ходить в мокром. Все равно никто нас не видел. Особенно любили мы купаться по вечерам, когда уже темнело: воздух уже прохладный, а вода в заливчике теплая-теплая...

В тот вечер мы тоже пошли вдвоем купаться на наше место. Взрослые в это время в полном составе - Женькины родители, мои бабушка с дедушкой, еще какой-то дальний родственник с женой - сидели в доме за столом, и по-моему, уже "зпивали писни". Нас принимали по-украински хлебосольно, и такие посиделки бывали каждый вечер.

Мы аккуратненько сложили свою одежду и полотенца на бревнышке, и пошли купаться. Красотища: луна светит, кузнечики поют, лягушки... Поплескавшись немного, вылезаем на берег... одежды нет. Нет и полотенец, нет и шлепанцев, в которых мы пришли. Ничего нет. Спрятаться там негде: маленький "пятачок", с трех сторон окруженный крутой горкой, заросшей кустами и крапивой. Чтобы спуститься по нашему спуску - надо обязательно пройти через хорошо освещенный двор, а потом через сад - вряд ли кто-нибудь из чистого хулиганства на это бы решился. Кто-то приплыл с другого берега? Мы бы его увидели, мы ведь были совсем рядом, и никакого движения по воде не замечали.

Стало как-то жутковато. Мы, в чем были (то есть - ни в чем) бросились бежать вверх по дорожке, через сад, к дому. Встал вопрос - как мы в таком экстравагантном виде заявимся домой? Но тут обошлось - Женька постучала в окно, подошла ее мама, увидела нас, выскочила испуганная... Мы все рассказали, как было, она вынесла нам одежду, взяла фонарик, и мы вместе пошли обследовать берег. Безуспешно.

Утром, когда мы еще спали, Женина мама все же еще раз решила поискать на берегу нашу одежду, при свете дня. Спустилась к речке... наша одежда, аккуратно сложенная, лежала на бревнышке - там, где мы ее и оставили. И полотенца рядышком. И тапочки возле бревнышка на берегу. И никаких следов чьего-либо еше пребывания - ни сломанных кустов, ни примятой травы на боковых склонах.

Обсуждался этот эпизод с большим энтузиазмом всеми взрослыми, но никто мало-мальски правдоподобного объяснения предложить так и не смог...

Течет река воспоминаний из радости прошедших дней

Иногда тянет меня поразбирать старые фотографии и повспоминать о событиях, с ними связанных.
Вот эти фотографии сделаны ровно 13 лет назад, едва ли не день в день.
Видите, какая грустная девочка?





А отчего, спрашивается, девочка столь грустна? Предысторию этой грусти я описала почти год назад вот здесь. Кратко - я организовала и почти осуществила побег в Москву на пригородных поездах и электричках, еще с одной девочкой и одним мальчиком. Но нас задержали милиционеры на подъезде к Курску, а потом вручили подъехавшим родителям. Мои родители и без того, мягко говоря, не поощряли мою тогдашнюю тягу к экстравагантным выходкам, но тут уж я совсем, по их мнению, перешла грань. Поэтому меня сначала примерно наказали ремнем, от души, так, что я несколько дней не то чтобы категорически не могла сидеть, но испытывала при сидении и даже при ходьбе немалый дискомфорт. А потом, на следующее же утро, меня отвезли до конца лета на дачу к бабушке и дедушке, как я ни умоляла родителей этого не делать. У меня были большие планы на лето, и все они были связаны с пребыванием в городе. И это меня подкосило реально, по-серьезному. О том, что меня будут пороть, я, конечно, догадывалась по предыдущему опыту, и все-таки была морально к этому готова, и, надо отметить, приняла довольно тяжелое наказание с максимально возможной сдержанностью, можно сказать, даже стоически, но вот такой подлянки, как ссылка в деревню, я никак не ожидала.

Дедушка и бабушка очень обрадовались моему приезду. Но мои родители, все еще не на шутку злясь на меня, строго-настрого велели деду с бабушкой не спускать с меня глаз, докладывать о каждом моем проступке или отклонении в поведении, а еще лучше - для профилактики периодически стегать крапивой, а уж более суровую расправу надо мной будут чинить они сами, по результатам того, что им будет доложено. Но я понимала, что это уже просто дешевые "пугалки". Дедушка и бабушка всегда очень нежно ко мне относились, прямо пылинки сдували, ни о каких доносах и, тем более, о крапиве, и речи идти не могло.

Это вот мой дедуля меня наснимал на радостях в первый же день моего пребывания.

Но потом все повернулось совсем по-иному, и в результате это лето оказалось, на тот момент, самым веселым в моей жизни. Дедушка тогда только-только отстроил себе на дальнем конце участка мастерскую и провел туда свет - и этот отдельно стоящий домик уступили мне на лето! Я сразу перезнакомилась со многими сверстниками, с некоторыми из дачных друзей той поры я до сих пор поддерживаю отношения. Естественно, никто за мной не следил и никому ничего не докладывал. Бабушка с дедом всегда ложились очень рано, и все вечера был в моем полном свободном распоряжении. Само собой, поскольку я была единственной обладательницей "отдельного жилья", вся компания базировалась у меня. Я тогда впервые влюбилась. Впервые целовалась. Впервые попробовала алкоголь, правда, он почему-то на меня не подействовал, по крайней мере в сравнении с другими. Много чего тогда было. И многое - впервые...

И вот - девочка уже не грустная:



Все прошедшие годы вспоминаю это лето с неизменной теплотой.